Корпоративное волонтерство перестает быть мифом с Запада. Российский бизнес учится корпоративной социальной ответственности и взращивает новое активное поколение добровольцев."Мойка 78" поговорила об истоках корпоративного волонтерства, его перспективах и роли в развитии бизнеса с первым заместителем исполнительного директора Ассоциации менеджеров, инициатором создания и ответственным секретарем Национального совета по корпоративному волонтерству Вадимом Ковалевым.

"Мойка 78": Вадим Юрьевич, какое влияние волонтерство сегодня оказывает на российский бизнес?

Вадим Ковалев: Бизнес развивается в некой среде: он зависит от людей, он зависит от органов власти. И, конечно, для бизнеса в России корпоративное волонтерство, в целом, пока еще только становится нормой. Но изначально, когда оно пришло к нам из офисов крупных международных компаний в современном понимании, оно легло на благодатную почву. Потому что многие традиции и форматы работы, которые сейчас считаются образчиками корпоративного волонтерства — донорские акции, шефская помощь детским домам, забота о ветеранах — все это уже было когда-то реализовано на большинстве советских предприятий. Более того, отдельные элементы того, что мы называем сейчас корпоративным волонтерством, мы можем найти еще до революции 1917 года. Это некая коммуникация бизнеса и окружающего мира. Сейчас, когда налицо кризис, когда экономика, к сожалению, стагнирует, эта практика особенно актуальна. Почему? Бизнес живет вместе с местным сообществом, вместе с некоммерческими организациями, которые находятся на его территории, - он их поддерживает. Сейчас многие вынуждены сокращать эти инвестиции. И корпоративное волонтерство становится решением, как поддержать некоммерческие организации, какие-то инициативы на местах, при этом не расходуя дополнительные бюджеты компании.

"Мойка 78": Какое место в нынешней бизнес-системе занимает корпоративное волонтерство?

Вадим Ковалев: Во-первых, это внешняя конъюнктура. Денег становится меньше, а свой образ надо поддерживать. Здесь корпоративное волонтерство является более эффективным, менее затратным способом поддержки работы бизнеса в местных сообществах. Кроме того, рынки сжимаются, и конъюнктура заставляет бизнес искать повышения эффективности внутри — это, прежде всего, персонал. А волонтерство является таким механизмом, которое позволяет повысить эффективность труда людей, выявить лидеров, тех, кто является самыми лояльными и вовлеченными сотрудниками. Это очень важный момент для бизнеса с HR точки зрения. Почему мы так плотно в этом направлении пытаемся работать с HeadHunter? Потому что HR видит однозначную пользу корпоративного волонтерства. Человек, который участвует в какой-то деятельности в компании, в работе НКО от компании, при прочих равных не сменит работу. Если он вовлечен в деятельность — это уже новый уровень сотрудника. Потому что не может быть такой ситуации, что я езжу в детский дом по субботам от нашей организации, но вот тут нарушение техники безопасности — я мимо него прошел. Как правило, эти люди являются лидерами в коллективе, они предлагают какие-то изобретения, новые средства повышения эффективности.

"Мойка 78": Мы говорили о волонтерстве в дореволюционной России, в советский период, а насколько, на Ваш взгляд, система корпоративного волонтерства эффективно функционирует сегодня?

Вадим Ковалев: Об эффективности сейчас сложно говорить. Вопрос — с чем сравнивать. К сожалению, корпоративная социальная ответственность не во всех наших компаниях внедрена в бизнес-процессы. Для многих до сих это как вишенка на торте: куда-то поехать, сделать разовые акции, активности. Я думаю, что в России порядка 200 компаний, которые серьезно развивают корпоративное волонтерство. Безусловно, это самые крупные и яркие компании с большим количеством сотрудников. Есть очень яркие примеры. Есть акция "360 минут", которая раньше называлась "360 минут ради Байкала". Так компании в очереди стоят, чтобы отправить сотрудников убирать Байкал, потому что это огромная мотивация для работников. Когда ты еще попадешь на Байкал и внесешь вклад в его очищение? А тебя компания делегирует — это увеличение мотивации.

"Мойка 78": Различаются ли системы корпоративного волонтерства в России и на Западе? Если да, то как?

Вадим Ковалев: Мы жили 70 лет в командно-административной экономике. И существовало очень много вещей, которые были добровольно-принудительными. Вот эта пресловутая картошка, например, которая мало того, что была абсолютно неэффективна как управленческая модель и с экономической точки зрения была неэффективна, так еще людей заставляли на нее ехать. Самое главное, что есть в добровольчестве — оно должно быть добровольным, уж извините за тавтологию. Да, работодатель может, как говорится в бизнесе, закрывать косты. Что касаемо волонтерства — оплачивать переезд к месту акции, выделять униформу, образовательные курсы делать или как-то поощрять волонтеров, но ни в коем случае работодатель не должен оплачивать или заставлять. Как только ты заставил человека принять участие в волонтерской акции, считай, что ты потерял волонтера.

Что касается различий российской и зарубежной систем корпоративного волонтерства — у нас не хватает пока масштаба. У нас корпоративное волонтерство пока только становится частью культуры компании. Не хватает проникновения в средний и малый бизнес, где это пока, скорее, исключения, связанные с личностью собственника или владельца. Что касается форматов и акций. Я периодически участвую в европейских мероприятиях по корпоративному волонтерству, и, поверьте, наши события по уровню креатива, использования технологий еще за пояс заткнут наших зарубежных партнеров и коллег.

А в целом, наш сектор некоммерческих организаций пока еще не такой сильный, как на Западе. Зоны роста у нас есть, и они находятся в масштабировании. Сегодня в России мы уже набрали какой-то пул лучших практик, технологий, у нас есть лидеры. А как масштаб появится? За счет вовлечения людей. А как люди найдутся? За счет информирования. В этом смысле еще не хватает поддержки медиа. Не хватает и тех людей, которые могли бы транслировать эту тему.

У меня есть большая мечта - чтобы наши популярные люди, бизнесмены, не сходящие с первых полос, были известны не только своими путешествиями на яхтах, но и тем, что они участвуют в акциях корпоративного волонтерства. У многих из таких людей есть свои фонды, но это другое. Хочется, чтобы главы наших крупнейших компаний выходили на какие-то мероприятия вместе со своими сотрудниками, создавая тем самым модель поведения, которая могла бы быть транслирована во все филиалы. Есть примеры: Норильский никель несколько лет назад начал делать корпоративное волонтерство в рамках большой программы — зимой минувшего года с волонтерами компании встретился Владимир Потанин. И надо было видеть лица этих ребят, которые встретились с Потаниным. Для них это человек, на которого они смотрят как на легенду. В этот момент они были не просто счастливы, а счастливы с корпоративной точки зрения. Они сразу получили такой статус, такой мандат на добрые дела, они получили признание. Компании, поддерживая их, создают лидеров у себя в регионах, на предприятиях, а это дорогого стоит. И мне хочется, чтобы было больше таких Потаниных, которые бы не только на внутренних семинарах, но и на больших площадках показывали, что это нужно, это модно, это правильно.

"Мойка 78": Так какие же изменения нужны в существующей отечественной системе корпоративного волонтерства, кроме появления лидеров?

Вадим Ковалев: Нужна информационно активная позиция — есть мнение, что хорошими делами не надо хвастаться. До сих пор этот стереотип живет. Одно дело, когда ты идешь и подаешь деньги немощному человеку. И твоя частная позиция — писать об этом в Твиттере или нет. Но когда ты делаешь то же самое как менеджер, ты должен об этом говорить, потому что над тобой есть собственники и акционеры, которых ты должен извещать: "Я часть вашей прибыли распределяю". Здесь мы стараемся показать эффективность корпоративного волонтерства. Как только бизнес увидит в этом драйвер, очень многое изменится в нашей стране. А если говорить с гражданской позиции, отдельные направления корпоративного волонтерства могут при своем должном развитии вообще изменить сферу НКО в нашей стране. Если придет большое количество профессионалов - бухгалтеров, юристов, водителей - сектор НКО может измениться принципиально. А это значит, что помощь будет оказана большему количеству людей, что будет меньше социальных проблем, мы будем жить в другой стране, той, к которой стремимся.

Оксана Готова, Мойка 78