Юрий Праслов, директор по маркетингу и корпоративным коммуникациям Ассоциации менеджеров:

Все сильнее слышны сигналы от регулятора по стимулированию «зеленой экономики». Прошлый год прошел «под знаменами» Года экологии. Насколько сильны стимулы для бизнеса и конечного потребителя для реального, а не декларативного перехода на «рельсы зеленой экономики»?

Президент России в своем послании 1 марта подчеркнул, что для снижения промышленных выбросов ужесточаются экологические требования к предприятиям, что влечет с 2019 года переход более 300 промышленных предприятий на экологичные технологии, снижающие негативное воздействие на окружающую среду.

С каждым годом растет объем вводимых мощностей по возобновляемым источникам альтернативной энергетики. Правительство выступает за тот вариант регулирования, которое позволяет регионам самостоятельно принимать решения о поддержке генерирующих объектов ВИЭ с учетом их экономической и экологической целесообразности и достаточности ресурсов для их обеспечения в каждом конкретном случае. В нашей стране есть регионы, где стоимость электроэнергии от централизованных поставщиков настолько высока, что ввод мощностей по ВИЭ является логическим фактором конкурентоспособности: Арктический регион, регионы Сибири, юг России.

И, тем не менее, на одной из конференций ИД «Коммерсант» «Энергия 2.0. Каковы перспективы альтернативной энергетики в России?» прозвучало, что в российском энергобалансе доля возобновляемых источников энергии не превышает 1,5% , тогда как в ряде развитых стран она выше 15%.

А что же конечный потребитель? Проведенный в начале марта 2018 года под эгидой Ассоциации менеджеров круглый стол по ответственному потреблению зафиксировал, что самое трудное препятствие для движения к «зеленой экономике», - это даже не законодательное регулирование, а изменение менталитета, поведенческих привычек самого населения страны, то есть нас с Вами. Мы часто не задумываемся, какой урон наносим природе, просто выбрасывая ненужные полиэтиленовые пакеты. Их «жизнь коротка», и при этом пластиковый мусор практически «бессмертен», срок его деструкции - до 400 лет. По данным WWF России, 70% отечественных потребителей готовы вести экологический образ жизни, но только 15% из них готовы лично сортировать мусор...

Для размещения отходов в стране действует 4 тысячи свалок и полигонов, 80% из которых были образованы более 20 лет назад и не соответствуют современным санитарным требованиям. Всего в России насчитывается порядка 18 тысяч несанкционированных свалок. На долю отходов в виде полиэтиленовых пакетов сегодня приходится 325 тысяч тонн/год общего объема ТКО.

Казалось бы, Правительство РФ в декабре прошлого года увеличило нормативы утилизации ТКО, но внимательное рассмотрение документа показывает, что лоббисты крупных промышленных загрязнителей оговорили для себя удобное постепенное увеличение ставок сбора, максимальная величина которого вряд ли позволит сделать утилизацию мусора «новым Клондайком» для входа на этот рынок новых операторов.

Философия и культура «зеленой экономики» не заменят рационального расчета. Европейский потребитель внимательнее россиянина относится к своим энергорасходам и утилизации мусора не просто потому, что ему нравится думать об охране окружающей среды и умирающих жителей мировых океанов, а потому что он движим экономикой процесса. «Сортируешь мусор? Плати меньше за его вывоз! Хочешь экономии от центрального электроснабжения? Купи солнечную батарею! Возможно, еще и получишь субсидию от государства», - так незамысловато практично рассуждает европеец. «Зачем мне лишняя головная боль по экономии энергии или сортировке мусора? Я способен заплатить за то, чтобы этим занялись другие», - отвечает ему типичный россиянин.

Надо понимать, что наша страна остается крупной сырьевой экономикой с низкой стоимостью энергии со всеми вытекающими последствиями по стоимости энергии. Добавьте сюда выбросы от промышленных предприятий и крупнейшего сектора энергетики. Усилия по диверсификации экономики и росту добавленной стоимости российских товаров пока не приводят к кардинальным изменениям.

Именно поэтому, лишь самый поверхностный взгляд на ситуацию подтверждает, что Россия пока не готова к «зеленой экономике», ни в плане драйверов для бизнеса или стимулов от государства, ни в плане сформированной культуры конечного потребителя. Тем важнее кейсы тех, кто является адептами «зеленой экономики», интегрируя свою бизнес-модель вокруг растущих экологических вызовов, способных сохранить нашу планету для следующих поколений.

"Деловой Петербург", 13 апреля 2018 года