В честь 22-летия Русфонд пригласил своих послов и друзей на благотворительный гала-ужин. На мероприятии подвели итоги еще одного года работы и рассказали о развитии одной из главных программ фонда — Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Бизнесмены, журналисты и светские персоны также приняли участие в благотворительном аукционе. «Коммерсантъ Стиль» рассказывает, как это было.

«Помогаем помогать» — слоган, который как нельзя лучше описывает работу одной из первых в современной России некоммерческих организаций — Русфонда. Зародившийся в 1996 году как благотворительная программа издательского дома «Коммерсантъ», Русфонд уже более двух десятков лет не только помогает тяжелобольным детям, но и систематически выстраивает основу благотворительности в стране как самостоятельной сферы деятельности. За эти годы ему удалось собрать на лечение подопечных 12,111 млрд руб. и помочь более чем 22 тыс. детей.

Но в своей деятельности Русфонд не одинок. Ему помогают друзья, среди которых известные политики, бизнесмены, артисты, журналисты. Собирать всех их вместе в свой день рождения стало уже доброй традицией. Однако и здесь Русфонд устраивает не просто праздник, а charity-вечеринку — светское мероприятие с благотворительным уклоном. На прошедшем гала-ужине каждый гость мог помочь. Для этого можно было принять участие в благотворительном аукционе, где телеведущий и шоумен Валдис Пельш разыгрывал драгоценные украшения от ювелирного дома Moiseikin, созданные по эскизам детей--подопечных Русфонда. Или же попытать удачу в лотерее, главным призом которой стал ужин с телеведущей Анастасией Барашковой.

Все собранные на ужине средства пойдут на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова, которым Русфонд занимается около четырех лет. Как рассказала Евгения Лобачева, координатор доноров костного мозга, создание Национального регистра — это масштабный проект, цель которого спасение не одной конкретной жизни, а помощь тысячам больных лейкемией. При этом не только детям, но и взрослым. «Каждые 20 минут один человек в России узнает, что у него рак крови,— говорит госпожа Лобачева.— Это может случиться с кем угодно и когда угодно. Сейчас большинство больных удается вылечить химиотерапией. Но иногда и это не действует. В таком случае человека может спасти только пересадка костного мозга. Если у него нет родных братьев и сестер, то нужно искать неродственного донора. А где его найти? На улице его просто так не встретишь.
Вероятность найти генетического «близнеца» в мире равна 1/10 000. В России — 1/600, так как генетически представители одной нации друг другу ближе. Однако если донор не находится в России, приходится искать за рубежом, что стоит порядка €20 тыс.

«Наш регистр пока очень маленький,— признается Евгения Лобачева.— Поэтому мы находим доноров пока только для 10–15% больных. В нашей базе сейчас чуть больше 84 тыс. потенциальных доноров. С одной стороны, это лучше, чем ноль. Но для сравнения: в Германии — 7,5 млн, в США — 13,5 млн. В Израиле каждый десятый гражданин — потенциальный донор костного мозга. Но они занимаются этим очень давно. А мы только начинаем».

Чтобы стать донором костного мозга, нужно сначала сдать кровь на типирование. Стоимость этого анализа, по которому определяют тканевую совместимость, порядка 7 тыс. руб. В пересчете на тысячу потенциальных доноров, эта сумма увеличивается до миллионов. Именно это и финансирует Русфонд за счет средств, перечисленных гражданами России. И если по состоянию здоровья человек не может стать донором, он всегда способен помочь деньгами, просто отправив СМС стоимостью 70 руб.

На гала-ужине собралось не мало светских персон. Среди них — глава группы компаний «Михайлов и партнеры», журналист и филантроп Марианна Максимовская, на глазах которой зародился и развивался Русфонд: «Я знаю, что Русфонд вырос из благотворительной программы ИД “Коммерсантъ”,— вспоминает госпожа Максимовская.— Поначалу это была помощь в ответ на многочисленные письма, которые приходили в редакцию газеты. Вообще, если честно, в те времена журналисты не очень активно реагировали на такие индивидуальные призывы о помощи. Тогда это не было, не побоюсь этого слова, модно. И то, что “Коммерсантъ” одним из первых обратил на это внимание,— огромный плюс в карму издательского дома. Не случайно, несмотря на всю трансформацию профессии политической и деловой журналистики, “Ъ” до сих пор существует и сохраняет свою репутацию».

Результатом, по мнению Марианны Максимовской, стало увеличение числа людей, активно вовлеченных в идею помощи. Плюс ко всему произошла профессиональная трансформация общественно-политических СМИ. «Теперь в журналистике сложно реализовать себя в полной мере,— добавляет госпожа Максимовская.— Поэтому многие журналисты уходят в благотворительность, так как это та сфера, в которой еще можно делать работу, за которую ты будешь себя уважать и которая даст тебе ощущение самореализации. Благотворительность — та ниша, которая осталась для активных людей».

Все эти годы Русфонд привлекал внимание к благотворительности не только знаменитостей, но и бизнесменов. В числе гостей гала-ужина было немало членов Ассоциации менеджеров — делового объединения России, цель которого развитие профессионального сообщества менеджеров и переход к социально ответственным стандартам ведения бизнеса.

Первый заместитель исполнительного директора Ассоциации менеджеров Вадим Ковалев рассказал, что сегодня самый эффективный формат помощи НКО — это оказание профессиональных услуг со стороны представителей бизнеса pro bono, то есть на безвозмездной основе: «Сегодня такой “мандариновой” благотворительности, какая была в 1990-е годы, почти не осталось,— отмечает господин Ковалев.— Ну что это такое: приехали раз в год в детский дом, привезли игрушек, поставили галочку в корпоративную карму и уехали? Сейчас бизнес, крупные компании стараются помогать благотворительным организациям системно. Развивается корпоративное волонтерство. Специалисты высокого уровня помогают не только руками, они оказывают свои профессиональные услуги pro bono. И это дает системный результат. А наша задача ведь и состоит в том, чтобы благотворительность в стране стала не просто модой, а нормой».

"Коммерсантъ Стиль", 8 октября 2018 года