В ОАО «РЖД» проанализировали торговую войну, в которой увязают Китай и США. По мнению экспертов компании, перераспределение транспортных потоков, вызванное конфликтом, несёт как новые возможности для РЖД как транзитёра, так и определённые риски в связи с падением цен на морские перевозки из-за роста числа свободных судов.

Противостояние двух крупнейших экономик мира постепенно усугубляется – увеличиваются перечни импортируемых товаров, на которые вводятся заградительные пошлины, усиливается практика формирования преград для функционирования на национальной территории компаний из противостоящей страны, минимизируется переговорный процесс. Между странами растёт и геополитическая напряжённость. Например, стало известно, что администрация США занимается работой по формированию коалиции с другими странами, включая государства ЕС и Японию, с целью оказания противодействия торговой политике Китая.

По словам начальника Департамента экономической конъюнктуры и стратегического развития ОАО «РЖД» Антона Рышкова, влияние конфликта между Китаем и США и его развитие достаточно неоднозначно для российской экономики.

«С одной стороны, учитывая, что объёмы торговли РФ и США относительно невелики, а Китай является крупнейшим торговым партнёром России, спрос с его стороны имеет большое значение для экспортных, импортных и транзитных железнодорожных перевозок. С этой точки зрения торговая война и ограничение мировой экспансии Китая могут привести к сокращению объёмов международных перевозок через территорию России. Так, в октябре МВФ (Международный валютный фонд. – Ред.) уже ухудшил прогноз ежегодного роста мировой экономики на 2018–2019 годы до 3,7% с 3,9%, ожидавшихся в июле, отмечая состоявшийся в мире переход от протекционистской риторики к «реальным торговым барьерам». Ограничение экспортных возможностей для Китая и США определённо снижает спрос этих стран на сырье и комплектующие, что в свою очередь ухудшает экономические показатели стран – их торговых партнёров», – отметил Антон Рышков.

С другой стороны, отмечает он, торговая война может открыть для России новые возможности. Значительные нарушения торговых связей в мире, происходящие в ходе торговых войн, ведут к перераспределению транспортных потоков. В связи с этим не исключено увеличение объёмов транзитных перевозок через территорию России в условиях, когда Китай будет пытаться заместить потерю американского рынка поставками в другие страны.

«Вместе с тем фактором риска для транзитных перевозок через территорию России является ожидаемое высвобождение торгового флота, ранее задействованного в обеспечении перевозок между Китаем и США, что приведёт к снижению стоимости морских перевозок и, соответственно, к снижению конкурентоспособности российского сухопутного маршрута. И конечно, надо учитывать тот фактор, что Китай будет вынужден усиливать позитивное взаимодействие в разных сферах с дружественными странами, в том числе с Россией, а также пытаться повышать свою значимость как мирового экономического центра», – подчеркнул Антон Рышков.

Отметим, что в правительстве КНР считают торговую войну «односторонней, спровоцированной США» и выражают уверенность в том, что хотя она и сказывается на экономиках обеих стран, её пассивное влияние на китайскую экономику ограниченно.

«B первом полугодии китайская экономика в целом развивалась стабильно, и торговая война не оказала на неё сильного влияния. Что касается воздействия торгового спора на экономическое положение Китая во второй половине этого года‚ то необходимы дальнейшие наблюдения», – отметил официальный представитель Государственного статистического управления Китая Мао Шэнъюн.

Председатель подкомитета по железнодорожному транспорту комитета Торгово-промышленной палаты РФ по транспорту и экспедированию Евгений Реутов считает, что последствия экономической войны между Китаем и США могут носить как краткосрочный, так и долгосрочный характер. И если напряжённость затянется, возможно перераспределение товарооборота, а в случае увеличения товарооборота с Россией, безусловно, выиграют несколько отраслей экономики, в том числе железнодорожный транспорт.

«Можно предположить, что увеличатся грузовая база и объём перевозок грузов, причём значительно. Этот факт внутри отрасли может создать дополнительные трудности в части необходимости использования дополнительного количества подвижного состава для перевозок, а рынок предоставления подвижного состава в настоящее время не является профицитным. В этом случае возможный дефицит может привести к росту цен на услугу предоставления подвижного состава под перевозку и в аренду, что влияет на комплексную транспортную составляющую. В любом случае данные трудности решаемы, в том числе при наличии внутривидовой транспортной конкуренции», – говорит Евгений Реутов.

Исполнительный директор Ассоциации менеджеров России Вячеслав Евсеев напомнил, что ситуация с разгорающейся торговой войной между США и Китаем беспрецедентна для современной торговой системы.

«Под ограничительные меры с обеих сторон уже попали товарные потоки, исчисляющиеся сотнями миллиардов долларов. Мировая торговая система вступает в новую для себя эпоху – эпоху глобальных торговых войн. Изменение торговых потоков, конечно же, скажется и на логистике ­поставок. Китайские производители, столкнувшись с ограничением доступа на американский рынок, будут искать новые рынки. К таковым ­относятся в том числе страны Евразийского ­экономического союза (ЕАЭС) и ЕС. Это может создать дополнительную загрузку для перевозчиков стран ЕАЭС в рамках выстраиваемого Китаем проекта Большого шёлкового пути, в том числе для железнодорожных перевозчиков. Однако многое будет зависеть от того, насколько конкурентоспособными окажутся предлагаемые услуги со стороны перевозчиков из стран ЕАЭС», – отметил Евсеев.

А вот по мнению директора Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ Михаила Блинкина, специально искать дополнительные возможности для России в этом конфликте не стоит.

«Наш экспорт в Китай носит ярко выраженный сырьевой характер. В части железнодорожных перевозок это прежде всего уголь. Никакие торговые войны с американцами на эти потоки не влияют. Если мы говорим о высокотехнологичных грузах, вектор экспортных потоков Китая сместится в сторону Европы. Это, конечно, в некоторой степени коррелирует с задачей, озвученной в Комплексном плане модернизации и расширения магистральной инфраструктуры РФ на период до 2024 года. Реализация плана предусматривает четырёхкратное увеличение контейнерного транзита на направлении Китай – страны Евросоюза до 1,6 млн TEU. План этот для нас амбициозен, но вполне осуществим», – отметил Михаил Блинкин.

Впрочем, посетовал эксперт, на фоне объёмов морских контейнерных перевозок на этом направлении (порядка 50 млн TEU) наши чаяния выглядят немного наивно.

Фактически торговая война между США и КНР началась в январе 2018 года, когда президент Соединённых Штатов Дональд Трамп установил 30-процентную пошлину на импорт солнечных батарей. Ставка будет действовать четыре года, снижаясь на 5% ежегодно до уровня 15% (Китай – мировой лидер в области производства солнечных батарей).

В марте Трамп постановил подготовить и опубликовать список пошлин, которые будут повышены в связи с итогами расследования торгового представителя США по краже интеллектуальной собственности Китаем, которое выявило, что «КНР использует дискриминационные практики, наносящие вред американской торговле». Также президент США поручил инициировать разбирательство по выявленным фактам в рамках Всемирной торговой организации (ВТО) и обдумать меры, касающиеся ограничения инвестиций КНР в стратегические отрасли экономики США. В начале апреля был выпущен список примерно из 1,3 тыс. товаров (электроника, запчасти для самолётов, спутники, медицинские препараты и т.д.), пошлины на ввоз которых из Китая должны возрасти на 25% (общий объём их импорта в США из Китая составлял около $50 млрд). 1 апреля Китай ответил на действия американцев, обложив дополнительными пошлинами импортируемые из США мясо, фрукты. В частности, на свиные продукты и алюминиевый лом была введена пошлина 25%, на примерно 120 различных товаров, от орехов до яблок и ягод, – 15%. Импорт подобных товаров в Китай из США составил в 2017 году $3 млрд. В августе власти обеих стран ввели дополнительные 25-процентные пошлины на продукцию, объёмы импорта которой с каждой стороны составляли $16 млрд. Также в течение торговых «боевых действий» Китай последовательно снизил до нуля импорт из США сжиженных углеводородных газов, нефти, зерна и других товаров.

Константин Мозговой, "Гудок", 16 октября 2018 года