Всего через полгода Байкал может потерять статус объекта всемирного наследия и стать первым в России «объектом всемирного наследия, находящегося в опасности». Окончательное решение об этом будет принято летом 2022 года Комитетом всемирного наследия по озеру Байкал. Но уже к 1 февраля Россия должна представить ЮНЕСКО сведения о мерах по сохранению озера. Их обсуждению был посвящен форум «Будущее Байкала», организованный 10 декабря 2021 года Комитетом по экологии и охране окружающей среды Ассоциации менеджеров.

В дискуссии под руководством Марианны Максимовской принимали участие представители исполнительной власти, общественных и научных организаций.

Ассоциация менеджеров не может остаться в стороне от дискуссии на тему защиты Байкала, который является не только водным достоянием России, но и всего мира, – приветствовал участников форума президент Ассоциации менеджеров Дмитрий Зеленин. – Только целенаправленная совместная деятельность государства, бизнеса и общества позволит сохранить экосистему Байкала. Нужно слияние трех факторов: законодательные инициативы, административный ресурс, финансовые инвестиции и активная позиция общества по данному вопросу».

«Мы должны сохранить Байкал для наших детей и внуков – эта задача должна быть в приоритете. Надо проанализировать, какой ущерб могут нанести Байкалу ранее и ныне принятые решения. Без экологической экспертизы, обсуждения с широкой общественностью принимать к реализации предполагаемые проекты развития территории озера Байкал неправильно», – утверждает председатель Всероссийского общества охраны природы, депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Вячеслав Фетисов.

По словам заместителя Председателя Правительства Иркутской области Георгия Кузьмина, проблемы, на которые сегодня ссылаются ЮНЕСКО и эко-активисты накапливались давно. «Это проблемы, связанные с ликвидацией Байкальского целлюлозно–бумажного комбината и накопленного вреда. Нехватка очистных сооружений в населенных пунктах, расположенных в центральной экологической зоне Байкала. Увеличение антропогенной нагрузки за счет жизнедеятельности местного населения и неконтролируемого туризма», – пояснил спикер.

Еще одна проблема – отсутствие денежных средств: «Для спасения Байкала требуется всероссийская помощь. Силами двух регионов – Иркутской области и Республики Бурятия – мы не справимся». Только на строительство очистных сооружений в 12 муниципальных образованиях требуется 35 миллиардов рублей. Тем не менее, как заверил замглавы региона, работа по оздоровлению Байкала идет: в 2022 году начнется ликвидация накопленного вреда, построено пять очистных сооружений, на очереди – еще семь.

Для регионов важны не только финансовые вливания, но и реальная поддержка в виде технологий, общественной и научной экспертизы, – об этом говорил министр природных ресурсов и экологии Республики Бурятия Сергей Матвеев. «Люди столетиями жили на Байкале, нам за полгода предлагается избавиться от негативных последствий. Надо расставить приоритеты и решать проблемы поэтапно», – сказал он.

Ответственность за загрязнение Байкала лежит не только на Российской Федерации – в этом уверен старший научный сотрудник кафедры гидрохимии факультета биологии МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат биологических наук Михаил Колобов. Основную массу водостоков в озеро – 82% – формирует река Селенга. Две трети этого водостокового бассейна находится в Монголии. «Мы наблюдаем в течение трех лет достаточно высокую концентрацию загрязняющих веществ еще до Улан – Удэ», – отметил ученый.

Директор направления по реализации государственных и отраслевых программ в сфере экологии Госкорпорации «Росатом» Андрей Лебедев рассказал, что к 2024-2025 году площадка БЦБК должна быть приведена в безопасное состояние.

«Ликвидировать накопленный экологический вред нам поручили на трех объектах комбината. Это территория бывших очистных сооружений БЦБК, Солзанский и Бабхинский полигоны. По всем объектам проведены комплексные изыскания, поэтому мы понимаем, где и какой состав отходов содержится, в каком состоянии они находятся. По поручению Правительства Российской Федерации был проведен отбор технологий в открытом формате, прошли опытно -промышленные испытания. И в декабре мы получили предварительное заключение Российской академии наук о том, какие конкретные технологии можно использовать. Коллеги сейчас дорабатывают финальное экспертно -научное заключение. После этого мы готовы выйти на общественные слушания», - отметил Андрей Лебедев.
На промышленной площадке БЦБК, в том числе, совместными усилиями En+ Group и «ВЭБ.РФ» будет создан Международный центр водных ресурсов.

«Центр будет вести несколько направлений деятельности: производство экологически-чистой питьевой воды, образовательные программы. Здесь будет работать открытая площадка – место встречи ученых, общественных организаций для аккумуляции и обсуждения проектов и изысканий в области экологии, изменения климата, туризма. На его базе будет создан музей воды. Для развития региона необходима эволюция в умах людей – и тех, кто живет на Байкале, и за его пределами», – отметил директор по устойчивому развитию En+ Group Антон Бутманов.

Международный водный центр объединит все проекты, которые En+ Group реализует для поддержки экологии Байкала.
По словам заместителя генерального директора по развитию экологии «Байкал.Центра» Василия Чихарева, российская государственная корпорация развития выполнила по поручению Правительства Российской Федерации мастер-план города Байкальска. После остановки комбината моногород получит новый смысл. План согласован с Администрацией Иркутской области и дает понимание, каким образом к 2040 году на Байкале будет создан устойчивый город. Это реальный результат, который можно показывать ЮНЕСКО.

Байкал – одно из самых популярных туристических направлений страны. На берегу озера расположены только более 1 500 тыс. туристических объектов – и это только официальных. Рост туристического потока, особенно неуправляемого, по словам участников форума, увеличивает антропогенный фактор и провоцирует дискуссии о закрытии Байкала для посещения.

«Если не изменить организацию туризма на Байкале, мы потеряем этот бренд для нашей страны однозначно», – подтверждает генеральный директор компании «Гранд Байкал» Виктор Григоров.

«Я за то, чтобы людям был доступен Байкал. Я против того, чтобы они мусорили», – высказывает свою позицию Сергей Матвеев. Для этого, по его словам, надо вести просветительскую работу, создать достойную инфраструктуру.
Совместно с правительством Иркутской области и Республики Бурятия Сбером была разработана стратегия развития туристической отрасли региона.

«Важно подчеркнуть, что 85% туристических компаний – предприятия малого и среднего бизнеса, которые ресурсно не могут проводить масштабные отечественные и международные проекты. Для этого мы привлекаем в регион «якорные» инвестпроекты, рядом с которыми местные предприятия могли бы развиваться», – рассказал председатель байкальского банка Сбербанк Александр Абрамкин.

Ежегодно выпускается Государственный доклад «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2011 году», ведется мониторинг о состоянии воды Байкала, проводятся замеры почвы и воздуха. В то же время, по словам члена Бюро Отделения биологических наук РАН Вячеслава Рожнова отсутствует регулярный и полноценный мониторинг байкальской биоты. По его словам, создать такую систему сложно – она основывается на анализе больших данных и финансово затратна. Но нее оценивать экологию Байкала бесполезно.

По словам директора НИИ биологии Иркутского государственного университета Максима Тимофеева, на данные момент мониторингом охвачены нерпа, как вершина байкальской трофической пирамиды и планктон, находящийся внизу пищевой цепочки. В середине – пустота. «Надо приложить усилия, чтобы иметь полное представление о Байкале. Надо вкладываться не только в туризм и очистные сооружения, но и в науку, и в образование», – сказал спикер.

Одна из рекомендаций ЮНЕСКО – провести стратегическую экологическую оценку, – сказал руководитель программы по экологической ответственности бизнеса WWF Алексей Книжников. – Он на самом очень важная веха. Но это длинный, наукоемкий и трудоемкий процесс. За несколько месяцев его провести не получится. Но сам факт, что работа уже стартовала и организации имеют повод объединить свои ресурсы и взаимодействовать – это важный шаг вперед.