19 ноября 2019 года прошло заседание Комитета по правовому обеспечению бизнеса на тему "Параллельный импорт в Российской Федерации". Модераторы Анастасия Шкарина, председатель Комитета по правовому обеспечению бизнеса, член правления, директор юридического департамента Unilever в России, Украине и Беларуси; и Вадим Ковалёв, первый заместитель исполнительно директора Ассоциации менеджеров, определили актуальность проблематики. Знаковым событием для рынка стало событие, когда в феврале 2018 года Конституционный Суд РФ Постановлением № 8-П исключил возможность применения одинаковых санкций за параллельный импорт и реализацию контрафактной продукции. Участники события аккумулировали точку зрения регулятора - ФАС России, взгляд бизнеса и тенденции в развитии судебной практики.

Андрей Кашеваров, заместитель руководителя ФАС России, сфокусировался на защите внутреннего рынка ЕЭАС. Как правило, параллельный импортер – это малый и средний бизнес, что снижает нагрузку на государство. К рискам параллельного импорта относятся угроза иностранным инвестициям в экономику стран – членов ЕЭАС, возможность роста объема контрафакта, ограничение гарантийного и сервисного обслуживания для потребителя. По словам Кашеварова, локализация не противоречит документам ВТО. При этом не изменяется порядок ввоза товаров традиционными импортерами, принцип региональных прав, осуществляется назначение специализированного таможенного поста для оформления товаров параллельных импортеров, предоставляется гарантия права правообладателя на проверку подлинности ввозимых товаров; гарантии прав потребителей на гарантийное и сервисное обслуживание. Возврат, ремонт и замена товара ненадлежащего качества обеспечивается в рамках действующего законодательства о защите прав потребителей, возлагающего обязанность удовлетворить требования потребителя как на производителя, так и на продавца. Также спикер указал на важность информационного сопровождения товара для выбора товара.

«Существуют три принципа исключительных прав при параллельном импорте: международный, региональный и национальный, которого придерживается Россия», - отметила Алина Давлетшина, старший юрист Deloitte Legal. Ни один из видов товаров не может быть дискриминирован по принципу территории происхождения. К доступным способам защиты прав правообладателя Давлетшина отнесла требование об удалении товарного знака с контрафактного товара. «Глобально как параллельный импорт был запрещен, так и останется запрещенным, ничего не изменилось. Тем не менее, сложно предсказать, как ситуация повернется в будущем», - резюмировала Давлетшина.

В 2017 году были выданы предупреждения нескольким компаниям, но практика еще не сформирована, по мнению Ирины Акимовой, партнера, адвоката компании BGP Litigation, которая затронула антимонопольное регулирование параллельного импорта. К добросовестным практикам правообладателя относится обоснованный отказ в предоставлении разрешения на ввоз, наличие положения или регламента выдачи разрешений, недискриминационнное отношение ко всем потенциальным импортерам. Что касается запрета реэспорта, то он не используется. В условиях запрета параллельного импорта правообладатель препятствует ввозу и выпуску в обращение оригинального товара, ввозимого параллельными импортерами.

О системе по маркировке рассказал Василий Борцов, менеджер по развитию услуг в области импорта SCHNEIDER GROUP. Один из этапов развития системы маркировки - организация единой, публичной аналитической базы, благодаря которой государство будет обладать массивом полезной информации. Потенциал к ее применению - осложнение в реализации нелегальной брендированной продукции.

Дарья Ермолина, советник московского офиса Бейкер и Макензи — Си-Ай-Эс, Лимитед, указала на практические аспекты вопроса: запрете на использование товарного знака, изъятии и уничтожении «серых» товаров, взыскании компенсации за нарушение прав, признании параллельного товара контрафактным.