#КризисЛаб о путях решений последствий санкций

21 марта 2022 года практикующие юристы российских и международных компаний предложили возможные пути решения правовых и экономических последствий санкций для бизнеса в рамках проекта #КризисЛаб Ассоциации менеджеров. 

Теме изменений в валютном регулировании было посвящено выступление партнера практики таможни и внешней торговли Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Владимира Чикина. Отметив, что валютные операции на территории России подчиняются только Федеральному закону «О валютном регулировании и валютном контроле» от 10.12.2003 N 173-ФЗ, он предложил правовое обоснование Указов Президента РФ от 28.02.2022 №79 и от 01.03.2022 №81. «Говорить о том, что можно и что нельзя, надо на основании этих документов. Нарушить Указы Президента, находясь в новом правовом поле на территории России, не представляется возможным из-за жесткого контроля регулятора», – отметил эксперт.

Владимир Чикин пояснил, что в соответствии с Указами Президента РФ ограничения коснулись, прежде всего, операций, связанных с движением капитала. Но и здесь существуют свои нюансы. Так, нельзя предоставлять валютные кредиты и займы, в том числе на срок менее двух лет, недружественным юрисдикциям. При этом разрешается кредитовать организации, зарегистрированные в России и ведущие здесь свою деятельность даже в том случае, если они подконтрольны иностранной юрисдикции. Нельзя также совершать сделки с акциями и ценными бумагами с компаниями из недружественных стран, но продавать доли в ООО можно.

Резиденты Российской Федерации также могут открыть счет в других странах и получать на него зарплату от иностранного работодателя, дивиденды, оплачивать с его помощью товары и услуги или переводить личные средства до 5 тыс. долларов в календарный месяц родственникам. Все это при условии, что счет задекларирован. Эксперт также напомнил об уголовной ответственности за предоставление регулятору и иным уполномоченным банкам недостоверной информации при валютных операциях.

В последний месяц, по словам партнера департамента корпоративной практики и M&A компании FTL Advisers Ltd. Марии Кукла, значительно увеличилось число дел, связанных с перемещением компаний под российскую юрисдикцию. «Сейчас запущена четвертая волна амнистии капитала. С точки зрения возвращения капиталов и структур интерес к ней только проявляется. Но если будет принят закон о предоставлении ликвидационных льгот, нас ждет еще большая релокация части холдинговых структур под российскую юрисдикцию», – отметила спикер.

«Мир для российского бизнеса не совсем закрыт. Если релокация за рубеж целесообразна, она реализуема, - уверяет Мария Кукла. По ее словам, самым мобильным сектором экономики, готовым осваивать зарубежные рынки и до санкций, и после, является сфера IT. Но, если раньше территорией устремления были США, сейчас они могут регистрировать бизнес на Кипре, в Грузии, Армении и иных юрисдикциях.

Значительная часть выступления ассоциированного партнера компании Rödl & Partner Татьяны Вуколовой касалась практики признания кризисных обстоятельств и санкций форс-мажором. По словам спикера, военные действия и экономические санкции признаются обстоятельствами непреодолимой силы некоторыми институциями, например Торгово-промышленной палатой РФ. На деле сама по себе ссылка на них не имеет правового значения, если отсутствуют доказательства, что должник принял все зависящие от него меры для исполнения надлежащим образом всех обязательств по договору.

Также она подчеркнула, что ни суды, ни ТПП РФ не признают форс-мажором изменение валютного курса, девальвацию национальной валюты или банкротство контрагента. Все перечисленное рассматривается как предпринимательские риски.

Чтобы избежать рисков и судебных тяжб во время кризиса, Татьяна Вуколова рекомендует предприятиям проверять, действуют ли санкционные ограничения на контрагентов, и при необходимости изменить порядок денежных переводов между ними. Юрист советует учитывать валютные риски, высокую волатильность рубля, проверить форс-мажорные оговорки в договорах. Компаниям и организациям стоит адаптировать бизнес-процессы к условиям турбулентности и обеспечить возможность оперативного реагирования на изменения ситуации, перестроить цепочки поставок с учетом введённых ограничений, экономических и политических рисков.