Корпоративная социальная ответственность (КСО) в России активно развивается. Крупный бизнес и небольшие предприятия работают по традиционным схемам и внедряют новые формы сотрудничества с обществом, а в период пандемии объединяются в решении глобальных социальных задач.

По оценкам экспертов, инструменты КСО в России применяют примерно 150 крупных компаний постоянно, около 1000 средних и малых предприятий — временно или одномоментно. Социальная ответственность касается разных сфер жизни — от повышения качества жизни работников и членов их семей в моногородах и создания экологического производства до прямой помощи нуждающимся в дорогостоящем лечении.

Причин и побуждающих мотивов множество. Часть предприятий хочет, чтобы люди знали об ответственных компаниях и делали выбор в пользу их товаров и услуг. Другие активно проводят социальную политику на «подведомственных» территориях. Третья часть работает в связке со своей миссией и ценностями. «Долгосрочные социальные проекты позволяют формировать собственное «пространство ценностей» компании — сначала среди своих сотрудников, потом среди непосредственных потребителей, а после уже и среди потенциальных. По совокупности всех этих факторов компании получают кроме социального и отличный бизнес-эффект», — считает исполнительный директор коммуникационной группы iMARS Александр Ревский.

Инвестиции по-крупному. Основными субъектами программ КСО являются крупные компании нефтегазовой, энергетической, химической, металлургической и финансовой отраслей. «Ответственные компании видят и чувствуют системные связи между своими процессами и благополучием горожан. Сегодня это выражается в проектах в сфере благотворительности, целевых социальных программах, которые реализуются совместно с представителями государства и общества», — говорит руководитель направления по социальной ответственности и СМИ БФ «Дорога к дому» компании «Северсталь» Валентина Сазонова. Всего предприятие реализует около 20 социальных и благотворительных проектов в Вологодской области и в других регионах.

Алмазодобывающая компания «АЛРОСА» возводит несколько медучреждений в Якутии. Большая стройка вот-вот начнется в Мурманской области, где на средства «Норникеля» возведут новый корпус Мончегорской ЦРБ. А «Роснефть» выделит 200 млн рублей на модернизацию здания и оснащение оборудованием областной клинической больницы в Оренбурге. Похожие социальные программы реализуют два других нефтяных гиганта — «Газпром» и «ЛУКОЙЛ».

Инвестиции холдинга «Металлоинвест» во внешние социальные программы только в 2019 году составили около 5,7 млрд рублей. «Благотворительность — неотъемлемая часть стратегии устойчивого развития компании, — рассказывает директор по социальной политике и корпоративным коммуникациям УК «Металлоинвест» Юлия Мазанова. — Компания активно вкладывается в развитие не только производственных площадок, но и городов, в которых они расположены. Мы развиваем и поддерживаем образование, здравоохранение, культуру и спорт, объекты городской инфраструктуры».

По модели Pro bono. Принципы корпоративной социальной ответственности применимы, однако не только для индустриальных гигантов, но и для компаний, относящихся к среднему и малому бизнесу. «Например, многие компании развивают среди сотрудников волонтерство по модели Pro bono (от лат. «ради общественного блага») — оказывают бесплатную профессиональную помощь некоммерческим организациям на безвозмездной основе, — рассказывает первый заместитель исполнительного директора Ассоциации менеджеров Вадим Ковалев. — Бюро переводов помогают фондам справиться с иностранной документацией, юридические фирмы решают вопросы в правоприменительной сфере, рекламные агентства помогают НКО с изготовлением социальной рекламы, различных макетов или отдают безвозмездно свои рекламные площади».

Компания «Камневеды», например, работающая на продаже натуральных камней и минералов, ведет несколько социальных проектов: помощь геологическим и краеведческим музеям в пополнении коллекции, спонсорство школьных олимпиад по естествознанию, проведение образовательных мероприятий (например, съемки документального фильма «Камнерезы Урала»). А совладелица компании Cocco Bello Гузель Санжапова, которая начала продавать мед с пасеки, потом реконструировала целую деревню Малый Турыш в Свердловской области.

Взаимная помощь. На развитие КСО в России, конечно, отразился опыт реагирования на чрезвычайные ситуации, будь-то лесные пожары или наводнения в различных регионах страны. Сейчас страну проверяет на прочность пандемия коронавируса. И есть уже десятки примеров, как неравнодушные компании и предприниматели помогают больницам, врачам и другим медработникам побороть коронавирус. «Специфика пандемии не подразумевает активного волонтерства с непосредственным участием неравнодушных граждан, однако мы встречаем десятки примеров удаленной помощи, — рассказывает Вадим Ковалев. — Так, «Данон», передает больницам Москвы молочную продукцию, в том числе специальное питание для реанимационных пациентов, Unilever — линейку своей продукции, «Леруа Мерлен» изготовила стеллажи и тележки для больниц. Компания EY оплатила месячное проживание врачей НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского в ближайшем отеле. Ассоциация менеджеров тоже внесла свою лепту — создала Комитет по обеспечению непрерывной деятельности бизнеса в условиях воздействия COVID-19 и работает над коммуникационным проектом «Управление бизнесом в условиях COVID-19».

Есть и примеры корпоративной взаимопомощи. «Магнит» и Wildberries временно трудоустраивают несколько тысяч сотрудников закрывшихся кафе, магазинов и ресторанов. Mail.ru Group и «Яндекс» запускают бесплатное или бонусное размещение рекламы для малого и среднего бизнеса на своих сервисах. Фонд Владимира Потанина выделил миллиард рублей НКО, помогающим социально незащищенным гражданам. Акционеры «Альфа-Групп» решили отдать годовую прибыль компании А1, входящей в консорциум по борьбе с распространением коронавируса.

Что дальше? Пока не известно, сколько продлится эпидемия коронавируса, но эксперты предполагают, что именно на ней будет акцентировано внимание социально ответственных компаний в ближайшем будущем. Но появляются и новые формы КСО, приоритет в которых — цифровизация, онлайн-работа с населением, уменьшение потребления ресурсов и снижение количества отходов. Увеличивается доля экологической ответственности в КСО, причем как в компаниях, способных оказать влияние на окружающую среду, так и тех, кто не воздействует на нее значительно.

Один из возможных будущих трендов — внедрение в сферу благотворительности поколения Y, «миллениалов» (рожденных с 1984-го по 2004 г.), считает первый заместитель руководителя Департамента труда и социальной защиты населения г. Москвы Александра Александрова. «Они не работают только за деньги, ценят гибкий график, быстро учатся. Для них сфера благотворительности и социальных проектов — это осознанный выбор. Таких людей в благотворительности становится все больше», — говорит она.

«Понятно, что в условиях рецессии экономики и карантина весь бизнес в определенной степени станет благотворителем просто на основании того, что выплачивает заработную плату. Но мы говорим про долгосрочные тенденции. На рынок труда уже пришло новое поколение, которое абсолютно по-новому смотрит на благотворительность, на экологию. Уже сейчас есть примеры, когда на собеседованиях молодые сотрудники спрашивают не только про условия оплаты труда, а что компания делает хорошего для общества, для окружающей среды», — утверждает Вадим Ковалев.

Другой важный аспект, на который необходимо обратить внимание в перспективе, — не только усиление адресной помощи, но и поддержка некоммерческого сектора, который помогает развиваться, обучает российские НКО, считает главный редактор Агентства социальной информации Алена Быкова. «В России на постоянной основе пока еще не учат быть волонтерами, фандрайзерами. Но этим занимаются некоммерческие структуры в регионах, у которых не всегда хватает на это средств, — говорит она. — Государство и крупный бизнес должны помогать таким организациям. Важен и второй аспект, чтобы после выхода из кризиса бизнес не брал паузу в КСО, а продолжал работать хотя бы с теми партнерами-НКО, с которыми давно сотрудничает».

Многие эксперты уверены, что благотворительные фонды, общественные и волонтерские организации через 5-10 лет могут стать желанными работодателями для россиян. Они могут предлагать работу мечты людям, для которых такие понятия, как помощь, социальная ответственность, счастливый горожанин, гармония, — более важные ценности, чем высокий доход или офис в сити. При оптимистичном сценарии доля некоммерческого сектора в экономике России реально может вырасти с нынешнего 1% до 9-10%, как в развитых странах, где культура массовой благотворительности развивается много десятилетий.

Дмитрий Подобед, журнал "Социальная защита в России", №1, 2020